Быстрая навигация: » » Юрий Трутнев: «Хочешь — ферму открой, хочешь — рыбной ловлей занимайся»

Юрий Трутнев: «Хочешь — ферму открой, хочешь — рыбной ловлей занимайся»

Юрий Трутнев: «Хочешь — ферму открой, хочешь — рыбной ловлей занимайся»
Будет ли правительство помогать «Роснефти» и «Мечелу», зачем нужен Восточный экономический форум и как получить бесплатную землю на Дальнем Востоке

Вице-премьер Юрий Трутнев и подведомственное ему Министерство Дальнего Востока за два года, в течение которых они занимаются развитием дальневосточных территорий, запомнились яркими идеями. Раздача бесплатной земли, открытие на острове Русский аналога инновационного кластера в Сколково, создание территорий опережающего развития (ТОР). Трутнев уверен, что идеи будут воплощены в жизнь, остановят отток населения с Дальнего Востока и ускорят развитие региона. В настойчивости вице-премьеру не откажешь. Например, создание ТОРов изначально не поддерживало большинство министерств и ведомств, однако Трутнев и Минвостока настояли и сейчас правительство обсуждает создание ТОРов в моногородах по всей России. Сервис для оформления бесплатной земли заработает в ближайшее время, а инновационный кластер на острове Русский начнут создавать пока без бюджетных денег.

В сентябре во Владивостоке пройдет первый Восточный экономический форум. Судя по предварительной программе, он не будет уступать по числу высокопоставленных госслужащих и топ-менеджеров российских компаний Петербургскому форуму. «Если вы не знаете, в чем разница разных инструментов поддержки, где применяется инструменты для территории опережающего развития, где поддержка инвестпроектов, — а вы ведете вопросы бизнеса в уважаемом издании, тогда у нас никто ничего не знает. Никто не знает этого на Дальнем Востоке, никто не знает из крупного бизнеса, тем более никто не знает в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, — отвечает Трутнев на вопрос, зачем нужен новый форум. — Мы встречаемся с кем-то из руководителей компании совершенно по другому вопросу и рассказываем, какие инструменты развития у нас созданы. Они открывают рот и говорят: «Что, это правда все работает?» Я говорю: «Законы приняты, деньги уже выделяются, комиссия работает». Они говорят: «Да не может быть!». Поэтому первая и, может быть, основная задача на этот форум — сказать, что инвестиционная площадка на Дальнем Востоке стала другой, она не такая, как два года назад».

— Вы хотите рассказать нашим или зарубежным предпринимателям?

— И нашим, и зарубежным. У нас никакой дискриминации. Прежде всего, ждем крупный бизнес, потому что мелкий и средний подтянется. Я не буду вам называть фамилии, это не совсем этично, пока люди не приехали. Могу только сказать, что это весь российский крупный бизнес и это все крупнейшие компании Азиатско-Тихоокеанского региона — это японский топ, корейский топ, китайский топ. Что касается государственных лидеров, то мы делаем этот форум не для политиков. Единственный лидер, которого мы ждем, — наш президент. Потому что он во многом формирует доверие к работе на Дальнем Востоке и для российских, и для зарубежных инвесторов.

— Почему нельзя рассказать об инвестиционном потенциале Дальнего Востока на инвестиционном форуме в Сочи?

— Вы всерьез представляете, что инвесторы из Сингапура или Кореи поедут в Сочи узнавать, как инвестировать в Дальний Восток? Да ладно! Для них Дальний Восток — это территория, на которую они смотрят с интересом. Конечно, они приедут узнавать, как работает Дальний Восток, во Владивосток, в Хабаровск, но не в Сочи.

«Я не пытаюсь командовать участниками экономических процессов»

— Что с проектом строительства «Роснефтью» нефтехимического комплекса на Дальнем Востоке?

— Мы разговаривали с Игорем Ивановичем [Сечиным]. Они этим проектом занимаются, но у них пока не все складывается по источникам финансирования и по ряду технологических вопросов. Мы точно будем им помогать, потому что проект важный, большой, дает хороший импульс развития. Мы уже договорились, что используем для этого проекта оболочку территорий опережающего развития, то есть компания получит налоговые и имущественные льготы. И с инфраструктурой поможем. Но все-таки сначала компания должна прийти и твердо нам сказать, что да, они решили делать проект.

— Пока такого нет?

— Пока такого нет. Поэтому мы, конечно, ни одного рубля бюджетных денег не истратим, пока не получим от инвестора подтверждения, что проект состоится. А что касается источников финансирования… Все зависит от надежности проекта и цены этого ресурса.

— Вопросы выделения средств из ФНБ этому проекту рассматривается или он заморожен?

— ФНБ – это не мой вопрос. Но моя личная реакция такова: деньги на ФНБ можно и нужно размещать в проектах на территории Российской Федерации. Вопрос только один: эти проекты должны быть абсолютно надежны, эти деньги должны обязательно вернуться, это должно быть гарантировано. Дальнейшее имеет смысл рассматривать в рамках конкретного проекта.

— Было поручение президента рассмотреть возможность включить проект освоения Эльгинского месторождения в проект приоритетных для Дальнего Востока. Его включат?

— Мы не сможем на комиссии рассматривать проект, который находится в предбанкротном состоянии. Мы на комиссию вытаскиваем проекты, которые стопроцентно сбудутся. Потому что в противном случае у нас возникает риск, что мы деньги бюджетные закопаем, а ничего не произойдет. Это совсем плохая история. Поэтому Эльгинский проект не может попасть на комиссию и не может получить господдержку, просто потому что он в том состоянии, в котором есть сейчас.

— То есть вы ждете, когда «Мечел» договорится со Сбербанком, и тогда готовы вернуться к обсуждению вопроса господдержки?

— Я не пытаюсь командовать участниками экономических процессов. У Сбербанка позиция достаточно жесткая, в то же самое время она основана на документах, которые «Мечел» подписал по отношению к Сбербанку. Я буду всячески способствовать тому, чтобы проблема была решена. Но если решения в ближайшее время не произойдет, то надо запускать процедуру банкротства. Потому что бесконечно ждать, когда мы сможем приступить к реализации проекта, невозможно.



Чиновник на Maserati

Юрий Трутнев – один из самых богатых российских чиновников. Впервые он официально отчитался о доходах еще в 2004 году. Тогда, согласно декларации, среднемесячный доход Трутнева составил $317 198. Чиновник объяснил это тем, что, став госслужащим, продал в рассрочку принадлежащие ему акции группы компаний «Экс» (владеет сетью супермаркетов «Семья», оборот которой в 2004 году составил $105 млн). За 2014 год Трутнев заработал 179 млн рублей.

Помимо карате увлекается авторалли: участвует в Кубках России и держит внушительный автопарк с Porsche Cayenne Turbo и Maserati M145 GranTurismo.

Женат, имеет пятерых детей.

— То вспыхивает, то гаснет дискуссия о доступе частников на шельф. Ваша позиция какова?

— Она не изменилась. У меня плохо с изменением позиции. Мне кажется, что доступ российских частных компания для работы на шельфе мог бы активизировать процесс разведки месторождений, мог бы дать толчок развитию отрасли, связанной с производством оборудования для развития, добычи, транспортировки углеводородов. В то же время рынок сейчас для таких действий, мягко говоря, не очень хороший.

— В чем?

— Цены нет. Разные вещи – делать это при цене на нефть два года назад и цене сейчас. Но в принципе, я думаю, компании все равно пришли бы. Хотя конкурировать за рынки сбыта сейчас будет гораздо сложнее, чем некоторое время назад. Но какое-то количество времени еще пропустим, и будет еще сложнее конкурировать.

— На Сахалине, по предварительным оценкам геологов, запасы газа на месторождении «Газпрома» больше, чем считали раньше. Будет ли это поводом, в том числе для правительства, инициировать вопрос запуска третьей очереди проекта «Сахалин-2»?

— Пока такой вопрос не обсуждался. Для того чтобы на него отвечать, надо смотреть объем дополнительных запасов, надо смотреть темпы работы на сегодняшних месторождениях, обязательно смотреть рынки. Надо собирать всех участников процесса, обсуждать это.

Страницы123

Похожие новости

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.