Быстрая навигация: » » Холдинг «Гема»: «У нас к метро претензий на 3 млрд рублей»

Холдинг «Гема»: «У нас к метро претензий на 3 млрд рублей»

Холдинг «Гема»: «У нас к метро претензий на 3 млрд рублей»
Рекламный партнер Московского метрополитена объясняет, почему компании пришлось остановить оплату рекламы в подземке

17 июля руководство Московского метрополитена заявило, что через 10 дней начнет демонтаж всей рекламы компании «Авто Селл» (холдинг «Гема»), которая в июне 2011 года по результатам тендера стала на пять лет единственным рекламным партнером столичной подземки. Днем ранее заместитель мэра и глава столичного департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Максим Ликсутов рассказал РИА Новости, что задолженность «Авто Селл» за размещение рекламы в московском метро составляет 1,124 млрд рублей плюс около 400 млн рублей пени. По словам Ликсутова, метрополитен направил компании соответствующие претензии, обратился в суд для расторжения контракта с рекламным партнером и попросил полицию проверить информацию о том, что «Авто Селл» продолжает получать деньги от рекламных компаний, но при этом не выплачивает долг. В интервью Forbes генеральный директор «Авто Селл» Гюля Коган объяснила, почему компания перестала оплачивать рекламу в метро, и заявила о претензиях «Авто Селл» к Московскому метрополитену на 3 млрд рублей.

— Вас известили о том, что метрополитен закрывает доступ сотрудникам вашей компании в метро и скоро начнет демонтаж рекламы?

— На данный момент у нас нет никакой информации по расторжению контракта, приостановлению доступа, подачи против нас документов суд. Ничего нет. Вчера [20 июля] мы направили письмо руководству Московского метрополитена с просьбой дать официальные пояснения по всем этим заявлениям.

Для нас они прозвучали неожиданно. Мы считали, что вели диалог. Шестого июля нас известили об исковом заявлении ГУП «Московский метрополитен» о взыскании задолженности и неустойки по договору, седьмого июля мы получили письмо с претензией со стороны ГУП «Московский метрополитен». Через два дня мы направили в ГУП встречную претензию.

— О чем претензия и на какую сумму?

— О невыполнении условий договора самим метрополитеном – мы не получали того объема рекламных площадей, который был зафиксирован в договоре. Нас попросили, например, уйти из вестибюлей метро, а они являются одними из самых эффективных площадок для рекламных носителей. Большие объемы мы потеряли из-за массовой замены подвижного состава – новые вагоны метро имеют почти в два раза меньше рекламных площадей, чем было в старых. Было множество случаев замены площадей на загруженных линиях или станциях в центре на менее популярные линии и станции. Если дело дойдет до судебного иска, то сумма наших претензий суммарно с упущенной выгодой составит около 3 млрд рублей.

— С чего начался конфликт?

— Я бы не стала называть происходящее конфликтом. Я уверена, что мы находимся в стадии переговоров, которые начались еще в конце прошлого года. Все же видели, что происходит, знали, что будет происходить в 2015 году. Банковская система начала закрываться, рекламный рынок пошел вниз. У нас была пополняемая кредитная линия, а сегодня мы практически не имеем доступа к кредитам – одни банки стали отзывать кредиты, другие поднимать ставки, тем временем рекламный рынок упал на 27-39%.

Четыре года мы выполняем все обязательства, за это время заплатили метрополитену уже 11 млрд рублей.

Можно было хотя бы поговорить с инвестором и выработать совместные решения при работе в кризис? Нам говорили, что нас понимают, поддерживают, готовы обсуждать, но реально ничего не происходило.

Мы предложили четыре варианта дальнейшей работы в 2015 году (контракт компании с Московским метрополитеном истекает в августе 2016 года. – Forbes), реакция – ноль. Получается, мы постоянно стучались, но не достучались. Придумали еще один вариант. У нас скопилось к метро претензий на 3 млрд рублей, все, что мы недополучали, фиксировалось. Если не можем уменьшить объем рекламы, давайте зачтем эти деньги в счет долга, продолжим работать или разойдемся. В ответ опять тишина.

— Вы первыми пошли на обострение, когда прекратили платить за рекламу метрополитену.

— Это было вынужденный шаг. Не дождавшись конкретных ответов на наши предложения, мы действительно приостановили платежи в надежде хоть на какую-нибудь реакцию. В ответ Максим Ликсутов говорит о расторжении контракта через суд, отказавшись даже встретиться с инвестором, который увеличил доход ГУП Московского метрополитена в 4 раза.

— Господин Ликсутов сказал еще, что полицию попросят проверить вас на предмет получения средств от рекламодателей…

- Мы расцениваем это как попытку давления на инвестора с использованием дополнительных административных ресурсов в споре по контракту, который подлежит обсуждению либо за столом переговоров двух хозяйствующих субъектов, либо в Арбитраже.

Мы 15 июля получили информацию из достоверных источников о том, что ГУП «Московский метрополитен» планирует расторгнуть с нами контракт. Мы были вынуждены сообщить нашим партнерам о приостановке приема заявок на размещение рекламы в столичном метро с 1 августа 2015 года.

Что получит метрополитен из всей этой истории?

До конца года как минимум рекламы в московском метро не будет, соответственно, метро недополучит около 2 млрд руб.

Сколько будет желающих прийти на наше место и платить по 3 млрд рублей в год? Желающие найдутся только на гораздо меньшие суммы. Уже есть замечательный пример по рекламе на городском транспорте.

Компания «Бульварное кольцо» платила в течение 3 лет по 400 млн рублей в год. «Мосгортранс» не пошел навстречу компании, которая попросила снизить платеж из-за невыполнения «Мосгортрансом» своих обязательств по контракту.

Итог: восемь месяцев отсутствия рекламы на транспорте, по решению суда обязательство вернуть «Бульварному кольцу» 440 млн рублей. И новые торги, объявленные со стартовой суммой контракта 130 млн рублей в год, что в три раза меньше, чем платило «Бульварное кольцо».

— Зачем вообще транспортная компания «Гема» пошла на столичный рекламный рынок?

— «Гема» — многопрофильный холдинг. Новая команда, пришедшая в Москву с Сергеем Собяниным, создала на рекламном рынке понятные и прозрачные правила игры, честную площадку для входа на этот рынок. Мы решили, что на этом рынке сможем себя проявить. Выиграли аукцион и до геополитического кризиса 2014 года работали с прибылью, выстраивая правильный бизнес. Установили твердые расценки, создали дилерскую сеть, ввели штрихкоды на рекламные поверхности, с помощью которых избавили метро от «левой» рекламы. Мы знали, насколько сложным механизмом является столичное метро, с пониманием относились, когда нам из-за ремонтов или смены подвижного состава закрывали те или иные рекламные носители. В кризис мы только попросили совместно подумать о дальнейшем продолжении нашего сотрудничества. Но ответной реакции не дождались.

— Когда следует ожидать вашего иска к Московскому метрополитену?

— Это будет ответный иск. Как только метрополитен подаст свой.

Похожие новости

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.