Быстрая навигация: » » «Падение цен на нефть и санкции — позитивные факторы для долгосрочного развития экономики»

«Падение цен на нефть и санкции — позитивные факторы для долгосрочного развития экономики»

«Падение цен на нефть и санкции — позитивные факторы для долгосрочного развития экономики»
Майкл Калви и Елена Ивашенцева Основатель Baring Vostok Майкл Калви и старший партнер компании Елена Ивашенцева продолжают управлять крупнейшим в мире private equity фондом, сфокусированным на российском рынке. Чем привлекательная Россия для инвесторов, почему фонду неинтересна приватизация и банковский рынок и как пройдет слияние «Восточного» с «Юниаструмом» — в интервью Forbes.

— Как ваши инвесторы относятся к тому, что происходит в России и на ее финансовом рынке?

Майкл Калви: Мы постоянно разговариваем с ними и они нас поддерживают. Особенность фонда прямых инвестиций в том, что мы не собираем его каждый год. Сейчас инвестируется наш пятый фонд, который был собран в 2012 году. Необходимость собирать новый фонд у нас появится только в 2017 или 2018 году.

— Как на сегодня выглядит структура инвесторов?

М.К.: У нас около 50 крупных инвесторов, в том числе крупные пенсионные фонды. В нынешнем пятом фонде где-то треть инвесторов из США, треть из Европы, еще треть из Азии и арабского мира. Последняя группа, думаю, продолжит расти.

— Смена фокуса на азиатских и ближневосточных инвесторов — это прямое следствие санкций в отношении России?

М.К.: Мы ожидаем, что наши американские и европейские инвесторы буду продолжать инвестировать вместе с нами, однако сумма инвестиций будет меньше. Вместе с тем, возрастает интерес со стороны новых азиатских и арабских инвесторов, которые ранее не инвестировали в России. А их интерес к России может компенсировать снижение активности американских и европейских инвесторов.

— Никто не пытался срочно уйти от вас?

Елена Ивашенцева: Наши фонды очень долгосрочные, быстрых изменений не происходит. Американские и европейские инвесторы наших фондов стабильны. Они хорошо относятся к команде и ее результатам.

М.К.: Иногда у наших инвесторов появляется желание продать свою долю, в то же время, обычно много претендентов, готовых ее выкупить.

— Что изменилось для фонда после Крыма и украинских событий?

Е.И.: С моей точки зрения, девальвация, падение цен на нефть плюс санкции — это очень позитивные факторы для долгосрочного развития экономики. В России из-за сырьевой зависимости отсутствовала необходимость ее реформировать. Слабый рубль стимулирует развитие внутренней экономики, не только путем роста экспорта и падения импорта, но и через повышение конкурентоспособности российских компаний. Продовольственные санкции привели к росту инвестиций в сельское хозяйство — от теплиц до производства продуктов питания.

М.К.: Санкции прямо не влияют на фонд или наши портфельные компании. Основным следствием санкций является возросшее чувство риска у многих иностранных инвесторов для вложений в России. Из-за этого нашему фонду сложнее выходить из портфельной компаний через IPO или собирать капитал для фондов. Но плюсом для нас является то, что конкурентов при новых инвестициях меньше. Я думаю, что ситуация немного стабилизировалась, и появится интерес к российскому рынку, особенно, на фоне рекордно низких ставок в мире.

— Как влияют на интерес инвесторов к фондам private equity снижение ставок в ЕС и США?

М.К.: Рекордно низкие ставки на бонды и банковские депозиты влияют на инвестиционные решения во всем мире. Вложения в развивающиеся страны в последние годы происходили с большой осторожностью из-за риска девальвации валют. Вложения инвесторов в Бразилию, Индию и Россию в долларах сильно упали. Хотя в последние полгода, после стабилизации курсов, инвесторы ищут новые активы на развивающихся рынках. В США покупают мексиканские или бразильские бонды по супернизкой ставке. Если ставки будут оставаться низкими, в конце концов появятся и вложения в акции, и прямые инвестиции, но это будет, наверное, через год или два.

— Как Россия выглядит для инвесторов на фоне других стран?

М.К.: Если объективно смотреть на цифры, то Россия выглядит стабильнее, чем другие крупные производители нефти или сырья. Если сравнить со странами, которые имеют большую долю экспорта сырья — Саудовской Аравией, Нигерией, Венесуэлой, то здесь меньше дефицит бюджета и зависимость от иностранного капитала. Недооценено качество российских предпринимателей, которые на мировом фоне выглядят успешно и работают динамично.

Россия выглядит стабильнее, чем другие крупные производители нефти или сырья

Е.И.: Есть отличия между инвесторами, которые в России уже вкладывали и теми, которые не присутствуют на рынке. Инвесторы наших фондов проделали большую работу, чтобы разобраться в экономике, в государственных финансах, они знают конкурентные преимущества и риски в России. Они с открытыми глазами смотрят на риск девальвации, который реализовался на фоне падения нефтяных цен. Наша доходность по существующему портфелю в долларах, конечно, упала. Но для долгосрочных инвесторов понятна привлекательность инвестиций в российский рынок, особенно с учетом ослабевшего рубля и сократившейся конкуренции за проекты.

Те же инвесторы, которые никогда в Россию не вкладывали и получают информацию только из СМИ, видят негативный геополитический фон, который не располагает к новым инвестициям.

Фонды, никогда не имевшие позиций в России, вряд ли примут решение открыть их сейчас

— Некоторые инвесторы думают больше о доходе, чем о политике...

«Падение цен на нефть и санкции — позитивные факторы для долгосрочного развития экономики»
М.К.: Инвесторы, особенно американские, которые не имеют опыта в России, считают, что политическая ситуация сложная и лучше сфокусироваться на чем-то другом.

Но по нашему опыту, 90% инвесторов, которых мы уговорили приехать в Россию и посмотреть на предпринимателей и менеджеров своими глазами, принимали решение инвестировать с нами. Большинство из них вкладывают на десятилетия.

Е.И.: Если отвлечься от политики, Россия была и остается одним из наиболее привлекательных рынков для долгосрочных инвестиций. В России есть уникальные природные ресурсы, обеспечивающие базу для экономики и бюджета, а также редкие инвестиционные возможности. В то же время, Россия является крупнейшей европейской страной по размеру населения с огромным внутренним рынком, что балансирует чрезмерную зависимость от экспорта сырья. До девальвации российский розничный рынок был самым большим в Европе. Россия — крупнейший рынок по количеству интернет-пользователей. С учетом отставания развития многих секторов экономики, размер рынка в сочетании с высоким уровнем технического образования и наличием талантливых предпринимателей позволяет инвестировать в создание лидирующих компаний во многих потребительских и технологических отраслях. Например, крупнейшими интернет-компаниями Европы являются компании из России.

— Какие идеи вы предлагаете инвесторам?

М.К.: На микроуровне много успешных компаний с правильными бизнес-моделями, стратегиями и людьми. Компании растут не хуже, чем их аналоги в других странах мира, часто быстрее. Особенно в рублях.

Е.И.: Когда валюта скачет на 20% в день, достаточно тяжело что-то прогнозировать в традиционных секторах, которые растут на 10-15% в рублях в год.

Поэтому в последние два года мы наиболее активно инвестировали в интернет сектор. В этих компаниях достаточно большие темпы роста. При реализации риска девальвации или других экономических потрясениях, быстрый рост скомпенсирует негатив. Кроме этого, за последние два года существенно уменьшилась конкуренция на входе, потому что венчурные и международные фонды, которые были активны в России три года назад, практически прекратили рассматривать российские проекты.

После стабилизации ситуации в последнее время мы переносим фокус инвестиций на более традиционные отрасли — розничные продажи, потребительские услуги, природные ресурсы. Интернет не упускаем — все наиболее интересные и быстрорастущие компании у нас в портфеле.

— Интересует ли вас приватизация?

М.К.: Я бы не исключал идею полностью, но все-таки это не наша тема.

— Почему?

М.К.: Просто у нас нет конкурентного преимущества.

Е.И.: Ожидания по доходности этих инвестиций намного ниже, чем у нас. Кроме этого, если мы входим в проект, то рассчитываем помочь в решении локальных проблем бизнеса. Чем мы можем помочь «Роснефти»?

— Какие активы сокращаете в России, а какие готовы увеличить?

Е.И.: Мы чуть менее активны в области финансовых услуг. Россия переживает достаточно затяжной кризис в российской банковской сфере, и Центробанк намерен ликвидировать лишние банки. Природные ресурсы интересны для инвестиций, особенно после падения цен. Потребительский сектор, розничные продажи, интернет, софт — это наиболее интересные для нас отрасли.

М.К.: Мы не фонд, который инвестирует в ликвидные акции и у нас нет сверхжестких лимитов. Обычно для диверсификации мы не инвестируем в один сектор больше четверти от фонда. Но мы далеки от этого. В конце концов, мы ищем лидеров, компании с хорошими владельцами и менеджментом.

— Как банк «Тинькофф» на сегодня оцениваете?

М.К.: Олег Тиньков мой друг и очень хороший партнер. Компания выполнила многое из плана стратегического развития и мы не ожидали, что цена будет падать после IPO банка. Мы считаем, что компанию сильно недооценили после IPO, и докупили часть акций.

Страницы12



Поделиться



0











[url=https://twitter.com/share]

Похожие новости

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.